Пн-Пт: с 10:00 до 19:00
Сб-Вс: выходной

7 (495) 280 75 11 

1 февраля 2013 года вступил в силу Федеральный закон Швейцарии о международ-ной помощи в налоговых вопросах, направленный на регулирование процедуры выдачи информации по запросам иностранных органов.
Как сенсацию преподнесли российские СМИ возможность подать налоговой запрос в Швейцарию после принятия вышеуказанного закона, однако налоговую информацию российские органы могли запрашивать и раньше - в каждом случае отступление от банковской тайны было возможно, когда швейцарский орган соглашался с обоснован-ностью запроса. После вступления в силу Закона о налоговой помощи ситуация прин-ципиально не изменилась. Данный нормативный акт просто закрепил уже сложившийся на практике подход к обмену информацией и гармонизировал его с международными стандартами ОЭСР. Для этого более 30 соглашений об избежании двойного налогообложения были также изменены соответствующим образом. С Россией подобное соглашение, заключенное ещё в 1995 году (Соглашение от 15.11.1995 об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал), было изменено и в настоящее время действует в редакции Протокола от 24.09.2011.


Наряду с только что указанными модификациями был выработан следующий меха-низм: информация о лицах и их активах, по-прежнему, не раскрывается соответствую-щему государству; в обмен это государство получает из Швейцарии так называемый «компенсационный налог» (например, в Соглашении Швейцарии с Австрией его величина составляет 25%). Данный налог удерживается с доходов от активов затронутого лица, сведения о котором, повторим, продолжают быть конфиденциальным. Таким образом, в соответствии с исследованиями UNIKOM AG, в обмен на «компенсационный налог» Швейцария сохраняет незыблемой свою банковскую тайну. Данный механизм в настоящее время применяется в отношении некоторых стран (Великобритании и Австрии).
Со своими публикациями СМИ опоздали примерно на полтора года, поскольку приня-тие Закона о налоговой помощи можно было ожидать ещё 6 июля 2011 года, когда был подготовлен его текст. Никакой реакции в прессе также не последовало - таким обра-зом, если бы Закон в действительности ликвидировал швейцарскую банковскую тайну, об этом факте российская общественность узнала бы гораздо раньше.
Более того, никакого интереса к Закону не проявили ни швейцарские граждане, ни швейцарские кантоны, которые непосредственно заинтересованы в сохранении бан-ковской тайны и которые могли бы торпедировать Закон путём организации референ-дума, если бы Закон о налоговой помощи действительно ставил крест на банковской тайне. Дело в том, что в Швейцарии по всем важным для страны законам проводится референдум. По вопросу принятия Закона о налоговой помощи никакого референдума не устраивалось. Соответственно, никакой угрозы интересам Швейцарии по сохране-нию банковской тайны Закон не несет.
Что бы ни писали в российской прессе, в конечном итоге швейцарские и российские налоговые органы будут ориентироваться исключительно на текст международных со-глашений и Закона о налоговой помощи. Конец банковской тайны возможен только в одном случае – когда между странами установлен режим автоматического обмена ин-формации (т.е. режим, при котором запрос подлежит автоматическому удовлетворе-нию). Однако рассматриваемым Законом автоматический обмен данных между Швей-царией и Россией запрещён. Соответственно, выдача информации возможна только с санкции швейцарских органов и только в рамках конкретного дела. Отсюда следует, что швейцарский орган может оказывать помощь только при наличии запроса. Таким образом, исключается возможность так называемых «неформальных» и «полуфор-мальных» запросов.
Кроме того, российской стороне придётся провести кропотливую «домашнюю работу», поскольку фактически право сделать запрос появляется только после того, как будут исчерпаны средства сбора информации, установленные российским законодательством. Направляя запрос швейцарским органам, российской стороне предстоит доказать, что она предприняла все доступные ей меры по сбору информации и что данные меры не принесли желаемого результата.
Исключается возможность производить запросы случайного характера: речь идет об информации, которая не имеет отношения к налоговым делам конкретного налогопла-тельщика. Таким образом, российские налоговики не смогут посылать общие запросы в надежде, что наводки, указанные в таком запросе, случайно совпадут с данными ре-ального лица. Запрос должен содержать и обосновывать следующие данные:
• сведения, идентифицирующие лицо, в отношении которого ведется проверка или расследование;
• период времени, за который запрашивается информация (запрос может касаться толь-ко информации, относящейся к периоду после 1 января 2013 года);
• вид информации, включая форму, в которой российский орган желает получить ин-формацию из Швейцарии;
• налоговая цель, для которой требуется информация;
• имя и адрес физического или юридического лица, которое, предположительно, может обладать запрашиваемой информацией.
О его наличии налогового запроса затронутые лица будут осведомляться швейцарски-ми властями. Такая обязанность информирования возложена Законом о налоговой по-мощи на органы Альпийской республики. Далее, затронутые запросом лица имеют право подать жалобу на решение швейцарского органа по проведению административ-ных мер по запросу. Чрезвычайно важным является то, что подача жалобы заморажи-вает осуществление административных мер по сбору информации, что предоставляет затронутому лицу время для выработки своей стратегии.
Швейцарские адвокаты не могут быть принуждены к выдаче информации и докумен-тов, составляющих адвокатскую тайну. Если представить, что свои дела затронутое за-просом лицо ведёт через швейцарского адвоката, получить доступ к такой информации будет, если не невозможно, то чрезвычайно трудно.
Итак, Закон о налоговой помощи не только не умаляет банковскую тайну в Швейца-рии, но и еще более укрепляет ее.